Ошибка резидента Украины при таможенном оформлении товаров приводит к их конфискации у покупателя-нерезидента

28 Ноя

Несмотря на мно­гие позитивные нововведения Тамо­жен­ного кодек­са Укра­ины от 13 марта 2012 года № 4495-VI (новый ТК Украи­ны), в нем продолжают действовать некоторые нормы старого кодекса от 11 июля 2002 года № 92-IV (старый ТК Укра­ины), которые значительно осложняют нерезидентам торговлю с украинскими экспортерами. Это касается применения санкции в виде конфискации товаров — непосредственных предметов нарушения таможенных правил — в случае такого нарушения, в частности, предоставления декларантом таможенному органу неправдивых данных.

Статья дополняется мнением эксперта «На пути к усилению».

Несправедливое наказание

Подача декларантом таможенному органу документов, содержащих неправдивые данные относительно наименования товаров, их веса или количества, страны происхождения, отправителя или получателя, количества грузовых мест, маркировки, а также неправдивых данных, необходимых для определения кода товара и его таможенной стоимости, квалифицируется как административное правонарушение по статье 483 нового ТК Украины. За такие действия предусматривается наложение санкции на должностное лицо декларанта в виде штрафа в сумме 100 % стоимости товаров с их конфискацией.

Старый ТК Украины (часть 2 статьи 326) устанавливал, что конфискация товаров применяется независимо от того, являются ли товары ­собственностью лица-правонарушителя. В но­вом ТК Украины (часть 3 статьи 465) законодатель дублирует это положение, в результате чего за админправонарушение, которое совершается должностным лицом украинского декларанта — экспортера товаров, фактическую материальную ответственность несет нерезидент — собственник товаров.

Моделируем пример: добросовестный нерезидент заключает внешнеэкономический договор с резидентом на покупку товаров и производит авансовую оплату за товар. После оплаты и передачи товаров перевозчику на территории Украины право собственности на них переходит к нерезиденту. Затем продавец-резидент подает таможенному органу документы, в которых указаны неправдивые данные относительно товаров. Покупатель-нерезидент, который не может контролировать действия резидента по декларированию товаров, остается в неведении до тех пор, пока таможенный орган не выявит признаки админправонарушения, совершенного должностным лицом резидента. После этого оформляется протокол о нарушении таможенных правил, изымается товар и направляются материалы в суд. Последний, в свою очередь, принимает постановление о признании должностного лица резидента виновным в совершении админправонарушения и применяет санкцию в виде конфискации товаров. Таким образом, государство на вполне законных основаниях, предусмотренных ТК Украины, лишает наивного нерезидента его собственности за ошибку, допущенную резидентом.

И снова коллизия…

Судебное производство о нарушении таможенных правил осуществляется в соответствии с правилами Кодекса Украины об административных правонарушениях (КУоАП). Статья 29 КУоАП устанавливает, что предмет может быть конфискован, только если он находится в частной собственности нарушителя, если иное не предусмотрено законами Украины. В то же время новый ТК Украины устанавливает иное. Верховный Суд также обращает внимание на то, что суды должны налагать санкцию в виде конфискации товаров независимо от того, кто является собственником товаров (пункт 18 постановления Пленума № 8 от 3 июня 2005 года «О судебной практике в делах о контрабанде и нарушениях таможенных правил»).

Представляется, что такой подход законодателя противоречит принципу индивидуального характера юридичес­кой ответственности, задекларированному в статье 61 Конституции, а также нормам о защите права собственности (статья 41 Конституции). Нельзя также не вспомнить статью 1 Первого протокола Евро­пейской конвенции о защите прав человека и основоположных свобод от 4 ноября 1950 года, декларирующую, что никто не может быть лишен права собственности иначе, нежели в интересах общества, на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права. Иностранные инвесторы помнят и Закон Украины «О режиме иностранного инвестирования» от 19 марта 1996 года № 93/96-ВР, который квалифицирует покупку движимого имущества как иностранную инвестицию и предоставляет гарантии от принудительного изъятия такого имущества государством иностранной инвестиции.

Целью принятия нового ТК Украины, среди прочего, было приведение норм таможенного законодательства в соответствие с международными конвенциями в рамках Всемирной таможенной организации, в частности, с нормами Киотской конвенции об упрощении и гармонизации таможенных процедур от 25 сентября 1954 года. Однако такая цель еще не достигнута. Стандарт 3.8 Киотской конвенции устанавливает, что «декларант несет ответственность перед таможенной службой за достоверность сведений, указанных в декларации на товары, и уплату пошлин и налогов». Соответственно, Киотская конвенция не предусматривает, что, кроме декларанта, материальную ответственность в виде конфискации может нести еще и третье лицо, являющееся собственником товаров.

Хочется надеяться, что законодатель обратит внимание на обсуждаемую проблему и примет изменения в статью 465 ТК Украины, чтобы конфискация применялась только к товарам, которые находятся в частной собственности декларанта.

Автор: В. ПЕТРАШЕНКО — адвокат МЮФ «Петерка и Партнеры», г. Киев

На пути к усилению

Если обратить внимание на изменение ответственности за нарушение таможенных правил, то нельзя не отметить ее усиление. Тем не менее, есть и позитивные моменты относительно установления обстоятельств, в случае наличия которых осуществление правонарушений не влечет за собой ответственности, например, когда ошибки в декларации не повлекли неправомерное освобождение от уплаты налогов. Похожие положения о невзыскании штрафных санкций введены и в случаях неправильной классификации товара, изменения таможенной стоимости товара и т.д. Прогрессивным является ­установление возможности прекращения производства в деле о нарушении таможенных правил путем заключения мирового соглашения (компромисс).

Следует отметить изменение понятия «декларант», в связи с чем возможны неоднозначные подходы в вопросе привлечения к ответственности должностных лиц предприятия в случаях, когда декларирование осуществлялось от имени этого предприятия. Однако это проблема скорее недобросовестного правоприменения, которая, возможно, и не возникнет, ведь ответственность должно нести лицо, непосредственно виновное в совершении правонарушения.

Автор: К. НОМИНАСадвокат АК «Соколовский и Партнеры»

Источник: http://yurpractika.com/article.php?id=100105682