Гарантии российских страховщиков P&I и прямые выплаты третьим лицам

27 Апр

Что мешает страховщикам P&I идти навстречу интересам судовладельцев? С чем связана необходимость оперативных действий со стороны судовладельцев и какие основные действия может предпринять страховщик для помощи судовладельцу — эти и др. вопросы рассматриваются в статье Андрея Шашорина, руководителя Московского офиса ЮФ «РЕМЕДИ».

Автор раскрывает связь страхового обязательства в морском страховании с правовым институтом ареста судов, в частности, Международной конвенцией об унификации некоторых правил, касающихся ареста морских судов 1952 г.

Детально рассматриваются способы освобождения морских судов от ареста/задержания, а именно:

— предоставление третьему лицу обеспечения в виде гарантии страховщика P&I,

— выплата страхового возмещения напрямую третьему лицу.

Законодательство РФ не регулирует подобные отношения достаточно подробно, оставляя их регулирование на усмотрение сторонам договоров страхования. Этим стимулируется сомнительный подход российских страховщиков P&I к удовлетворению требований третьих лиц. Эти требования удовлетворяются лишь в исключительных случаях. Однако, даже при желании страховщиков оперативно реагировать на подобные требования, они сталкиваются с некоторыми осложнениями, в частности и особенности, при выдаче гарантий.  Это осложняет позиции российских страховщиков P&I в свете международных морских конвенций, например, Конвенция о гражданской ответственности за ущерб от загрязнения бункерным топливом 2001 г. (п.10 ст. 7).

Автор: Шашорин А.

Источник: Морское страхование. — 2012. — № 1. — С. 56 — 61.