ILO Arbitration & ADR. 23 May 2019

27 Июн

23 мая в ILO Arbitration & ADR опубликованы следующие аналитические и новостные материалы, представляющие повышенный интерес:

  • Dispute resolution for multi-contract projects: avoiding parallel proceedings and conflicting decisions — статья, в которой рассматривается чрезвычайно важная проблема консолидации арбитражных разбирательств. Авторы Кэти Макдугалл,  Гектор Шарп (Katie McDougall, Hector Sharp) отвечают на часто задаваемые вопросы по этой теме, а именно: с какими ключевыми проблемами сталкиваются при разработке оговорок об урегулировании споров по многосторонним (более двух контрагентов) проектам, которые опосредствуются множеством договоров; в чем ключ к минимизации рисков; что подразумевается под «консолидацией» и чем она отличается от «объединения»; с чего начать целостный анализ предлагаемых процедур разрешения споров для всех проектных контрактов; почему лучше арбитраж; какое значение имеет подчинение контрактов разным системам материального права; как влияют  мультимодальные арбитражные оговорки на консолидацию; нужна ли оговорка о консолидации и что она должна содержать. Представляется, что статья будет чрезвычайно интересной для тех, кто занимается строительством.
  • Court of Appeal determines that negative declaratory arbitration awards are enforceable — статья, в которой исследуется судебное решение по делу Tune Talk Sdn Bhd v Padda Gurtaj Singh. Автор K Shanti Mogan детально анализирует окончательное решение арбитража по спору, возникшему из исполнения корпоративного соглашения. Истец получил приказ ex parte о признании и приведении в исполнение арбитражного решения по этому спору, а ходатайство ответчика было отклонено, что и послужило основанием для апелляции. В этой апелляции был поставлен вопрос права. Апелляция была отклонена. Апелляционный суд постановил, что он связан формальными требованиями законодательства, поэтому обеспечивает признание и приведение в исполнение арбитражного решения ex parte, а отступление от процессуальных требований не является критическим, так что апелляционная жалоба не может быть поддержана. Апелляционный суд также постановил, что статьи 38 и 39 Закона об арбитраже Малайзии 2005 года не позволяют применять какие-либо принципы общего права для ограничения применения Закона. В решении Апелляционного суда подчеркиваются узкие основания (ограничительное толкование), которые позволяют суду отказаться признать или исполнить арбитражное решение, если соблюдаются требования ст. 38 (2) Закона об арбитраже. Это решение создает прецедент.
  • State court not obliged to review arbitral case file — публикация, посвященная вопросам, связанным с автономией арбитража в Польше. Авторы Maciej Durbas, Rafał Kos приходят к выводу, что недавнее решение Верховного Суда Польши подтверждает, что просьба одной из сторон к государственным судам приказать трибуналу представить материалы дела должна рассматриваться как исключительная мера. Большинство дел могут быть легко решены на основе самого арбитражного решения. В других случаях сторона, оспаривающая решение, обычно должна иметь документы, подтверждающие ее позицию (например: протоколы слушаний, протоколы или доказательства, которые не были приняты арбитражным судом). Следовательно, только когда сторона показывает, что она не может оправдать ошибку в арбитражном решении доказательствами, которыми она обладает, государственный суд может рассмотреть вопрос о том, чтобы попросить арбитражное учреждение представить материалы дела. Существует несколько причин, по которым данная мера должна быть ограничена в применении, и конфиденциальность арбитража, а также автономия арбитражных институтов имеют первостепенное значение в этом отношении. Поэтому решение Верховного Суда подтверждает про-арбитражный статус польских судов.
  • Arbitral award set aside for violation of due process — публикация, в которой излагается казус, в котором Верховный Суд Швеции отклонил апелляцию на решение, которым недавно было отменено арбитражное решение апелляционным судом, причем Верховный Суд пришел к выводу, что важные принципы надлежащей правовой процедуры были нарушены в ходе арбитража, что, вероятно, повлияло на исход дела. Авторы Madeleine Thörn, Fredrik Norburg пришли к заключению, что решение является редким примером того, как шведский суд отменяет решение, основанное на процессуальных нарушениях согласно статье 34 (7) Закона об арбитраже. Верховный Суд подтвердил, что ст. 34 (7) Закона об арбитраже, в соответствии с которым арбитражное решение должно быть отменено, если в ходе разбирательства произошло нарушение, вероятно, повлиявшее на исход дела, должна применяться ограничительно. Тем не менее, суд также пришел к выводу, что арбитражное разбирательство должно соответствовать определенным стандартам надлежащей правовой процедуры и предоставлять сторонам адекватную возможность представить свое дело. Что касается причинно-следственной связи между процессуальными нарушениями и исходом дела, суд постановил, что в определенных ситуациях, когда связь трудно доказать и существуют серьезные сомнения относительно приемлемости разбирательства, можно предположить, что нарушение повлияло на исход дела. То есть в такой ситуации применима презумпция того, что нарушение правил повлияло на исход дела.

Источник: https://www.internationallawoffice.com/email/html?w=Arbitration+%26+ADR&d=2019-05-23&utm_source=ILO+Newsletter&utm_medium=email&utm_content=Newsletter+2019-05-23&utm_campaign=Arbitration+%26+ADR+Newsletter