Back to back charters and the last minute claim!

9 Окт

Что произойдет, если вы находитесь в чартерной цепочке и получаете уведомление о подаче иска против вас в последний день до истечения срока давности требования? Именно это произошло в деле P v Q (Capetan Giorgis) [2018] EWHC 1399 (Comm). В этом деле было четыре чартера по проформе Norgrain 1973. В каждом чартере указывалось, что иски должны быть заявлены и арбитраж начат в течение 13 месяцев с момента выгрузки груза. Выгрузка была завершена 16 октября 2015 года, и арбитражное разбирательство было начато 16 ноября 2016 года в последний день из этих 13 месяцевСправедливости ради следует отметить, что уведомление об арбитраже своим фрахтователям («P») было отправлено так быстро, как только это было возможно, но просто невозможно было получить его в течение рабочего дня. Уведомление, таким образом, было получено по окончании рабочего дня, и P узнал о нем на следующий день, 17 ноября 2016 года. В тот же день, 17 ноября 2016 года P уведомили фрахтователей ниже них («Q») об этом требовании, но не инициировали арбитраж еще 8 дней, поскольку операционный отдел P решил провести расследование без привлечения их юридического отдела. Q действовали гораздо быстрее, чем P. Они уведомили и начали арбитражное разбирательство против фрахтователей («R») под ними 17 ноября 2016 года, то есть в тот же день. Однако возникла проблема, было ли это уведомление действительным, и они в конечном итоге возобновили его 30 ноября 2016 без ущерба для уведомления от 17 ноября 2016 года. После получения этого повторного уведомления R затем направили уведомление и начали арбитраж против фрахтователей под ними («S») 1 декабря 2016 года. При строгом прочтении положения о давности P, Q и R просрочили, поскольку более 13 месяцев прошло после даты завершения разгрузки груза. Поэтому P, Q и R обратились в английский суд с заявлением о том, что их требования не были просрочены в соответствии с Законом об арбитраже 1996 года или о продлении срока для начала арбитража, для чего требуется, чтобы обстоятельства были вне разумного ожидания сторон, когда они договорились. Суд сделал короткое заявление о том, что требования не были просрочены, и что формулировка положения о давности в каждом из чартеров была ясной. Имел место коммерческий смысл толковать их буквально, а тот факт, что чартера были в цепочке, не изменил толкование этого положения. Что касается заявления по Закону об арбитраже 1996 года, суд установил, что обстоятельства были за пределами разумного ожидания сторон, то есть уведомление об иске было после рабочего времени в последний день срока, и тогда суду необходимо быть уверенным, что стороны действовали «оперативно и с коммерческой точки зрения надлежащим образом». Исходя из этого, только Q удалось действовать таким образом, поэтому они были единственной стороной, которая была признана успешной в своей ссылке на Закон об арбитраже 1996 года.

Ключевым уроком, который следует извлечь из этого случая, является то, что, хотя в обстоятельствах, когда может быть и невозможно выполнить условие о давности, в соответствии с Законом об арбитраже существует возможность для соответствующей стороны действовать немедленно. Причем любая задержка может нанести ущерб. Лучший способ действий — уведомить юристов и попросить их незамедлительно взглянуть на это дело, чтобы выяснить какие-либо вопросы относительно давности. Худшее из всего, что клиент может сделать, это сидеть и ждать вместо того, чтобы прийти и получить юридическую консультацию. Многие клиенты делают это невольно, так как они недооценивают проблему просрочки, пока не становится слишком поздно. 

What happens if you’re in a charter chain and you receive notice of a claim against you on the last day before the claim becomes time barred? You need to pass the claim down the chain but what happens if your time bar down the line is the same day? Effectively, you need to react instantly to protect time or lose your right to recover from those down the line.

This is exactly what happened in P v Q (Capetan Giorgis) [2018] EWHC 1399 (Comm). In this case, there were four back to back Norgrain 1973 voyage charterparties. The time bar clause in each charterparty specified that claims must be notified and arbitration commenced within 13 months from discharge of the cargo.

Discharge was completed on 16 October 2015. A cargo claim was commenced against head owners on 9 September 2016.

The claim notice made its way down the chain and arbitration proceedings were eventually commenced against the head voyage charterers, Sinochart, on 16 November 2016. This was the last day of the 13 months allowed under the voyage charterparty.

To be fair, Sinochart made a pretty good job of sending notice of arbitration to their charterers (“P”) as quickly as they could but it was simply not possible to get this out within the business day. The notice therefore went out after business hours and P became aware of the notice the following day, 17 November 2016.

On 17 November 2016, P notified charterers below them (“Q”) of the claim but they did not commence arbitration for a further 8 days. This was because P’s operations department chose to make further enquiries without involving their legal department.

Q acted much more quickly than P. They notified and commenced arbitration against charterers (“R”) below them on 17 November 2016. There was an issue however as to whether this notice was valid and they ended up re-serving it on 30 November 2016 without prejudice to the 17 November 2016 notice.

On receipt of this re-served notice, R then served notice and commenced arbitration against charterers below them, (“S”) on 1 December 2016.

In view of the above, it is not hard to see how time bars can cause problems when the date is specified on a fixed date, namely the date of discharge. On a strict reading of the time bar clause the claims of P, Q and R were time barred (being more than 13 months after the date of completion of discharge).

P, Q and R therefore applied to the Court for a declaration that their claims were not time barred and/or for an order under section 12 of the Arbitration Act 1996 to extend time for the commencement of arbitration (which requires that the circumstances were outside the reasonable contemplation of the parties when they agreed the provision and it would be just to extend time).

The Court made short shrift of the suggestion that the claims were not time barred, and said that they were. The wording of the time bar clause in each of the charterparties was clear. It made commercial sense to construe them literally and it was confirmed that the fact that charterparties were in a chain did not alter the interpretation of the clause.

As to the application under s.12, the Court found that the circumstances were outside of the parties’ reasonable contemplation, i.e. notification of a claim after business hours on the last day of a time bar, and it was then necessary for the Court to be satisfied that the parties had acted ‘expeditiously and in a commercially appropriate fashion’. On this basis, only Q had succeeded in acting in such a way, therefore they were the only party that were successful in their s.12 application.

The key point to take from the case is that, while it may not be possible in the circumstances to comply with a time bar clause, there is relief available under s.12 of the Arbitration Act but the party involved must act promptly. Any delay is likely to be prejudicial. The best course of action is to notify external lawyers and ask them to look at the case immediately to identify any time bar issues. The worst thing that a client can do is to sit on the notification and allow days to elapse before taking legal advice. Many clients do this unwittingly as they do not appreciate the time bar issue until it is too late.

 

Источник: https://bdmlawllp.com/back-to-back-charters-and-the-last-minute-claim/